Deutsche Romantik

Не так хорош сам Чески-Крумлов, как дорога к нему. И дело не в том, что сначала вы проезжаете через Чески-Будеёвице, где расположилась невероятно красочная карандашная фабрика Koh-I-Noor Hardtmuth, а трамвайное движение заменено троллейбусным, что само по себе уже любопытно. Нет. На фабрику вас не пустят, а фирменная торговля тут скучнее, чем в Праге (что означает: в любом приличном магазине канцтоваров вы найдёте не только это, но даже что-то получше, например, Faber-Castell). И троллейбусы тут покрыты сплошным слоем рекламы, настолько сплошным, что любоваться городом вам придётся сквозь сообщение о распродаже, да и сам троллейбус не произведёт впечатления. Нет, это всё не то.
Хотя большая пёстрая коробка на колёсах и с рогами — зрелище относительно незабываемое (но на любителя всё-таки).

Самое красивое вас ждёт в пути, то есть вдоль шоссе и дорог, в стороне от населённых пунктов.
Во-первых, рапсовые поля, по которым бегают олени и корейские туристы. Первые просто тут живут, поколениями, а вот вторые завелись относительно недавно. Теперь они фотографируются среди цветочков. Месяцем ранее под тем же предлогом они осаждали черешни в Праге, и это даже ассоциировалось с сакурой. Но это уже в прошлом, новый урожай вот-вот появится на ближайшем рынке, так что приходится искать замену. Но — напоминает нам Гердер — и чертополох красив, когда цветёт, вот и рапс дождался своего часа.

Во-вторых, горы и равнины. Много гор и уйма равнин. Жёлтые от рапса поля с одинокими каштанами, оленями и туристами тянутся вплоть до лесистых холмов, за которыми виднеется ещё одна череда холмов, за ней — ещё, и так — пока горы вдалеке не превратятся в неровную синюю полосу, за которой контуры всего уже совсем прозрачные и лишь слегка выделяются на белом фоне, потому что там, ближе к горизонту, облака неразличимы, хотя небо само по себе голубое, просто начинают появляться первые признаки обещанного на завтра дождя (то есть ехать надо в солнечную погоду, от этого и пейзаж как-то объёмнее).

Неба тут не меньше, чем гор и равнин. Оно сверху, оно со всех сторон (вы же высоко, в горах), оно отражается в притоках Влтавы, в самой Влтаве и в не до конца заболоченных водоёмах (потому что Богемия отличается от всех прочих областей не только обилием гор, но и широким ассортиментом низин, где дороги петляют между болот, а в пути вам попадаются ещё и цапли). В таком месте вспоминаются немецкие романтики, да и сами вы себе напоминаете странника над морем тумана (если вы задавались вопросом, где и как в вашей жизни сможет пригодиться Каспар Давид Фридрих, то вот — это именно тот случай). Только без тумана. Потому что ветер, ветер повсюду (Прага в частности и Чехия в целом — как один большой Васильевский остров). По этой же причине до восторженного зрителя, который не стесняется выражать свои эмоции, но культурно, — потому что немецкие романтики же — эхо привычно не доносит: «Мать!.. мать!.. мать!..» Шум ветра заглушает всё. Даже «Влтаву» Сметаны, которая без остановки крутится в голове с самого утра. И вот это уже приятно.

Пахнет рапсом, смолой, нагретой солнцем дорожной пылью, удобрениями с полей, свежескошенной травой, бензином и снова — рапсом.
Мелькают за окном мохнатые коровки и задумчивые лошадки, мигают предупреждения о дорожных работах, тянутся пробки вдоль строящихся участков шоссе, но заметнее гор могут быть только горы. Виноградники, столетние дома, аккуратные поленницы и плетёные изгороди дополняют пейзаж. Комбайны, современные склады и рушащиеся предприятия тоже встречаются, но рассматривать их не обязательно.

Сидя в поезде или автобусе, тоже что-то можно увидеть, чтобы запомнить на всю оставшуюся жизнь. И даже на выходе из метро Háje можно получить представление о том, что вас ждёт: первые холмы и первые поля прекрасно просматриваются и оттуда. Однако переживаний эта картинка не вызывает.

Тут лучше быть автомобилистом, который может не только почти в любой момент остановиться там, где захочется, но и там, где есть красивые виды. Местное население знает, откуда открывается наилучший обзор, так что в некоторых местах сделаны специальные площадки с баками под мусор. Ибо человеку свойственно не только любить природу, но и засорять её в моменты наивысшего восторга.

Мы впервые ехали — то есть нас везли — по чешским дорогам чешской Чехии на чешской машине в чешский Чески-Крумлов, так что возле баков удалось постоять и нам. Что хочется сказать в этой связи: Škoda Rapid — машина удобная, кондиционер в ней работает прекрасно, в салоне просторно, бензина она просит мало; и пусть обгон ей удаётся не очень (это вот не фила, не мофь и не ярофть, совсем не они), в качестве первой машины для начинающего водителя она очень даже хороша (но моей-то всё равно будет Mini Cooper). Потому что после таких видов, которые доступны только автомобилисту, появляется повод впервые всерьёз задуматься о получении прав.
А баками под мусор мы не воспользовались. Любовались так.

Крумловский замок — второй по величине замок в Чехии после Пражского Града, который ежегодно посещает какое-то количество туристов. Всегда разное, но всегда значительное. Так говорит статистика. В тот день все посетители замка и его дворов делились всего на две категории: из Азии и русскоговорящие. Что говорит статистика на этот счёт, мы не знаем, но в Праге или в каком-нибудь Карлштейне турист разнообразнее.

Ров с тремя медведями оказался рвом с одним медведем и одним котом. Довольно откормленным и пушистым медведем и каким-то котом, потому что рассмотреть его могли только те, чей рост превышал один метр шестьдесят сантиметров. То есть я не смогла.

Музей при замке довольно мил и уютен. Экспонатов мало, зато все красивые (только мимо богато украшенной мумии все проходят мимо, словно не замечая; хотя она тоже красивая, может, даже красивее, чем была при жизни). Больше всего впечатлил очаг на входе, весь такой не как камин, а вовсе даже с дыркой в потолке. Потому что какой-то он был внезапный во всех этих интерьерах.

Самое интересное — башня. С неё видно весь город, домики, как на макете железных дорог, узенькую Влтаву и даже медведя внизу (но не кота). Отдельный аттракцион (два отдельных аттракциона) — залезть на башню, а потом с неё слезть. Чтобы подняться, вам надо дождаться своей очереди. Но вы не знаете заранее, ваша сейчас очередь или нет. Это выяснится где-то на середине пути, когда вам как-то надо будет на узкой, чрезвычайно узкой винтовой лесенке разминуться со встречным потоком. Наличие потока — сюрприз. Убежать от него можно либо обратно вниз (если вы поднимались), потому что лестничных площадок тут почти нет, либо (если вы спускались) — обратно вылезти на смотровую площадку. И надеяться, что за этой группой туристов уже не начала спускаться/подниматься следующая. Которую не предупредить и не предугадать.

Вход и выход в башню осуществляются по штрих-коду на билетике. Срабатывает он всего по одному разу в каждую сторону, створки турникета открываются и закрываются стремительно. Так что внизу вас может поджидать кто-нибудь, кто зазевался, прикладывая свой билет к считывателю, и не успел выйти. Теперь он на низком старте; ждёт, когда приложите к турникету свой билет вы. Объяснять и договариваться он не намерен, потому что одурманен возможностью скорого освобождения и слегка напуган, поэтому будьте аккуратны: никто не стоит у турникета просто так. Смотреть тут не на что, места для отдыха устроены уже на свежем воздухе, а очередь в туалет начинается дальше.

На обратном пути вы можете снова заехать в Чески-Будеёвице, чтобы пообедать не в окружении туристических групп, а в чьём-нибудь ещё окружении. Или заглянуть в город Писек, в котором самое интересное — это мост, но всем обычно хватает самого названия. Можете уехать в сторону, чтобы полюбоваться сельским барокко в деревне Голашовице. Там вас ждут милые домики, построенные немцами в начале XIX века (и позже), которые есть и в других населённых пунктах поблизости, но только эти охраняются ЮНЕСКО.

Сельским местное барокко считается из-за подхода не урбанизированного населения к модным в ту пору элементам отделки, когда было просто взято то, что нравилось, без скрытых смыслов и понимания, как оно должно сочетаться. И даже масонская символика использована как попало, просто потому что это красиво. Прочитать можно, но ерунда какая-то получается. Как татуировка с иероглифами. Такого украшательства до сих пор везде полно, но не всё оно барокко. Посмотреть на это даже после закрытия интереснее, чем не посмотреть вообще.

Можете попытаться заглянуть к ренессансному замку Кратохвиле, который больше похож на дворец и который наверняка тоже уже будет закрыт к моменту вашего приезда (в Центральной Европе всё закрывается рано, однажды вы к этому привыкнете; из бонусов: открывается всё тоже почти на рассвете). Вот тут смотреть будет почти не на что, зато у вас появится шанс подцепить клеща на парковке, потому что чешская природа богата не только оленями и цветущими полями. Но поскольку замки и дворцы — не самое главное, а всего лишь пункт назначения и повод уехать из Праги на целый день, да и обычные сувениры вы не только купили много лет назад, но даже успели несколько раз выкинуть, клещ — отличное напоминание о путешествии. Он — весь про природу. То есть гораздо лучше магнитика.

Обсуждение

  1. Олег
    17.06.2019 / 16:52

    Текст и иллюстрации — прекрасны. Афиша умрет от зависти, ну или на днях пришлет аванс и договор))) Резервируйте Купер у дилера, пора.
    «Ибо человеку свойственно не только любить природу, но и засорять её в моменты наивысшего восторга» — это прям на уровне «страны неведомой фигни», мощно!

    • kult_urolog
      17.06.2019 / 22:44

      Спасибо!)
      Для «Афиши» я уже когда-то писала тексты. В разделе «Пользовательские рецензии» (или как-то так). Это было году в 2007, и они меня, конечно, упустили.
      Зато Kinfolk прислал мне пару месяцев назад предложение им написать. А я давно мечтала написать что-нибудь для Kinfolk’а. Конечно, они просто заинтересовались моим вопросом к статье, так что в итоге мы просто мило побеседовали в почте. Но ящетаю, это начало.
      И мечты надо формулировать как-то поконкретнее. А то сбылась («написать в Kinfolk»), и даже сами позвали, но я себе это представляла иначе.)

  2. Олег
    18.06.2019 / 12:30

    Ого! Kinfolk — «… это — Имя, это — касса!» В общем, удачи!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *