Присвоение городского пространства. Часть третья

Путеводитель по Праге

penShop.cz («Только нужные вещи»)
Если бы не эта нелепая необходимость на что-то жить и чем-то питаться, я бы оставляла в этом магазине все деньги. Раньше у них было многое, теперь у них есть всё. Для моего счастья — точно. Несколько лет назад их ещё приходилось искать где-то на окраине. Что не было минусом, если присмотреться, потому что прогулка в их сторону давала больше знаний о Праге, чем пеший многочасовой поход с гидом и путеводителем. Сейчас необходимость плутать посреди какого-то практически коттеджного посёлка отпала: магазин переехал в центр, перестроился, расширился — и теперь в penShop’е можно найти даже Midori. А ещё там есть Iroshizuku в маленьких флакончиках (которые набором по три), пигментные чернила Storia от Sailor, ручки Tombow (в чьих карандашах я разочаровалась, конечно, но в ручках-то — нет) и все эти Kaweco, Caran d’Ache, Faber-Castell и прочие мелкие радости, которые раньше надо было искать, а теперь больше не надо. Или Pilot Namiki, скажем. О чём ещё думать перед сном, как не о Namiki? Только о лимитированном Sailor. Но об этом лучше думать тёмным зимним утром, чтобы хоть как-то заставить себя подняться.
Pánská pasáž, ulice Na Příkopě, 23
penshop.cz

Momoichi CoffeTearia («Сырое и приготовленное»)
Если в «Ярумэне» или «Тайяках» в Петербурге любят всех, то тут — только Тоторо. Оно и понятно, хотя, конечно, мейнстрим. Зато почти японский минимализм. В том числе и в интерьере. Но не в меню, что приятно. И музыка — не только из аниме (это важно).
По выходным шумно и людно. Шумят в основном на английском языке. Если вам хочется влиться и пошуметь с остальными, смело бронируйте столик. И не опаздывайте. Или хотя бы предупреждайте. Потому что даже пятиминутная задержка приведёт к тому, что ваше место займёт кто-то более расторопный, пусть и зашедший туда совершенно случайно, без всякой надежды на комфорт, а исключительно за гома-латте на вынос.
Маття для десертов не жалеют, а ассортимент чизкейков и пирожных потрясает воображение. После наших довольно скромных, пусть и постоянных меню — потрясает. Иногда выдают вагаси. Случается, что пекут рыбок-тайяки. Но это всё по утрам и в выходные дни, так что к обеду уже ничего не остаётся. Зато легко можно получить караагэ, набэ (да, надо резервировать заранее, зато после этого — легко-легко), окономияки и онигири (в стиле комбини, то есть в хитром пакетике с инструкцией). Напитки в ассортименте, названия все знакомые (то есть кому как).
Цена соответствует качеству (вкусно, но дорого). Оплата производится возле стойки с десертами. Чаевые можно отдавать механической копилке — Безликому. Оно так даже приятнее. Слева от входа (это если стоять спиной) лежит большой альбом с рисунками благодарных посетителей. Рисуют преимущественно Тоторо (кто бы мог подумать, а?). Справа от входа полочки с чёрными сумочками с логотипом студии Ghibli, мылом с иероглифами на этикетках и чаем. Сумочки и мыло — дело рук местных производителей, чай — японских. Там же стоят венчики для маття, которые можно найти и в Kusmi Tea, но зачем ходить куда-то ещё, когда вот оно — тут?
Сотрудничают с небольшой японской компанией Obscura Coffee Roasters, вид имеют модерновый, до некоторой степени токийский: в Токио тоже любят американские аппараты для заваривания чая Alpha Dominche (смесь френч-пресса и гильотины), смотреть на которые можно вечно, и которые работают на пару. А стимпанк и Миядзаки всегда хорошо сочетались.
Ulice Římská, 35
momoichi.cz

BookTherapy («Литература»)
Если в моде скандинавский стиль, кактусы, журналы имени slow-living и книжки про хюгге разных стран, то тут вам это и дадут. И даже если мода на всё это по какой-то нелепой причине пройдёт, ничего не изменится. Дадут всё равно. И добавят кактусов в горшочках или баночку варенья. На столике с журналами лежит много всего знакомого, но есть смысл присмотреться к Soff’е: это такой местный Kinfolk. У всех же есть свой Kinfolk? Вот и у Чешской Республики есть Soffa (творческая интерпретация, опирающаяся на оригинал, каким он был до ребрендинга в конце 2016 года). Издаётся в том числе на английском (с него и начинали), бумага шершавая и матовая, иллюстрации — как везде. В том смысле, что про красоту, пейзажи и хитро разложенные столовые приборы. Тексты значения не имеют, хотя они там есть, и в них обычно рассказывается о чём-нибудь чешском.
Кроме журналов и кактусов дают ещё детскую литературу, книжки на английском (Гомбрих, Джейн Остин, Мураками), красивые издания от Taschen, путеводители Monocle и открыточки. Магазин дружит с соседним Momoichi CoffeTearia, поэтому глянцевые кирпичи про керамику из Арита или сто видов Эдо лежат прямо на входе.
Чеки стараются не выдавать, предлагают прислать на е-мыло. О ценах тоже иногда приходится только догадываться (но они обычно такие же, как в других книжных магазинах Праги). Много света, много воздуха, тихо и уютно, а каждую покупку заботливо упаковывают в белый пакет или не менее белую бумагу.
Ulice Římská, 35
booktherapy.cz

Veletržní palác (Выставочный дворец, Национальная галерея в Праге) («Искусство»)
Считается, что подобные места не нуждаются в дополнительной рекламе. Но скажи мне, соотечественник, всякий ли ты дошёл до «Славянской эпопеи» и не свернул на Панскую улицу? Видел ли ты не только афиши с Сарой Бернар, эту бездушную и плоскую штамповку (речь не о Саре), но и полотна размером три этажа на два, на которые Муха лично не жалел масляной краски и темперы? Не всякий ты это видел, не всякий!
А ведь в Выставочном дворце (какое удачное название, n’est-ce pas?) дают не только Муху («давали»; в последнее время Муха научился перемещаться по городу). Там есть ещё кое-что. Например, французское и европейское искусство второй половины XIX тире начала XX веков, чешское искусство XX века и искусство современное и международное в лице Ай Вэйвэя или Розефельдта, чей фильм «Манифесто» превращается в музейных стенах в то самое, чем он и должен был оказаться, то есть в инсталляцию. Хотя музейные стены как раз и отвлекают. Не хуже, чем перила или потолки. Так что на них, на стены, лучше прийти посмотреть отдельно.
Здание кажется современным, но оно не. Современным оно было в 1928 году, когда все ещё любили Баухауз и советский конструктивизм. Поэтому, рядовой искусствовед, всматривайся внимательно!
Сувениров особо не дают. Так, блокнотики. Зато справа от входа есть большой книжный магазин (лайфхак: стеклянная стена позволяет совершенно бесплатно рассмотреть часть какой-нибудь экспозиции, на которую надо, если по-хорошему-то, покупать отдельный билет). Не только с обязательными для каждого уважающего себя местного книжного магазина Бартом и Сонтаг на английском, но и с не менее предсказуемыми каталогами выставок и другими изданиями Национальной галереи, среди которых часто есть то, чего больше нигде не найдёшь. Оно и понятно. Скажем, монография о чешском японизме не обязана выходить где-нибудь в Великобритании. Но в том ведь, наверное, и смысл, чтобы посреди всего остального откопать то, о чём рассказывают не на всяком курсе по европейскому декоративно-прикладному искусству, и узнать побольше именно о Чехии, раз уж вы уже здесь.
Ulice Dukelských hrdinů, 47
ngprague.cz

Hunter («Только нужные вещи»)
Если предположить, что собаки — это мальчики, а кошки — девочки, то мы покупаем нашей девочке вещи в магазине для мальчиков. Потому что на кошек такого размера не делают шлеек. И сумок-переносок. Хотя дело не только в размере, но и в нелепых рыбках и стразиках: на собачьих ошейниках и мисках такого обычно нет. Во всяком случае, в Hunter’е нет. К собакам у них подход серьёзный. Как и к их хозяевам. Как и к качеству того, что они предлагают тем и другим.
В Праге до сих пор много всего немецкого, так что Hunter не исключение. Первый магазин был прекрасен и близок историческому центру, второй (новый, открывшийся летом 2017 года) тоже далеко не ушёл, изящно вписавшись в череду витрин с дизайнерскими кроватями на Виноградском проспекте (чем старше ваш чешско-русский словарь, тем больше в этом проспекте улицы). Ведь счастье будет неполным, если не купить матрасик для мопсика.
Интерьер соответствующий, к Рождеству на люстру прикручивают очень дизайнерские ветки и шишки (место такое, другого и не прикрутить), случается, что посетителей угощают просекко. По коровьим шкурам топчутся породистые собаки, только что пришедшие с прогулки по Ригровым садам, а на большом экране демонстрируется процесс изготовления ошейников класса люкс (в магазине на Уезде чаще крутили ролик с краш-тестом, о необходимости пристёгивать собаку специальным ремнём безопасности, чтобы в случае чего, хотя бы она выглядела, как живая). В центре зала — ящики с мягкими игрушками, которые и себе иногда хочется купить, и ребёнку дать не стыдно (впрочем, мы же помним, что человеку свойственно испытывать к своему питомцу нормальную такую, вполне родительскую любовь). В закутке за ящиками — товары для кошек. Но там всё печально. То есть, нет, конечно, если вы любите розовый цвет в интерьере, там есть из чего выбрать (два, а то и три варианта), но если душа просит большего, лучше обратно вернуться к стеллажам для собаководов.
К подобному отсутствию равноправия мне не привыкать: с той же проблемой сталкиваюсь и я, когда хочу и всюду ищу, скажем, нормальный синий шерстяной шарф, пока производитель считает, что женщины и на синтетику в цветочек согласятся, а если нет, то как-нибудь за недельку-другую свяжут сами, заняться-то им всё равно больше нечем. За светлое будущее, наверное, ещё придётся побороться, пока же нас вполне устраивает шлейка с собачьей мордочкой на этикетке. Заодно она нравится кошке: та в ней не ложится умирать, а соглашается ходить. То есть ей действительно удобно. А если кошка соглашается куда-то с вами идти, можно считать, всё сделано правильно.
Vinohradská, 39
justhunter.cz

PageFive («Литература»)
Книжный магазин. Очень в духе Praha 7, местного «хипстерского заповедника» (ничего не знаю, тут так считается, я просто мимо проходила). С большими окнами, естественным освещением (иногда получается мрачновато), работами местных иллюстраторов и испуганной собачкой за стеклянной дверью. Впрочем, собачку дают не всегда.
Синие рамы, серые стены снаружи, до некоторой степени жёлтые — внутри. Смотрится очень кинематографично. Особенно вечером и с улицы. Что-то такое про Нью-Йорк, если глядеть на баки для мусора рядом и абажуры под потолком, или про советское детство и промтоварный магазин, если всматриваться в решётки и дверные ручки. Милая сердцу обшарпанность стен и облезающая по углам краска тоже вызывают тёплые воспоминания о былом.
Книжки Gestalten’а, Джейн Джекобс на чешском, и старые выпуски Mark, Monocle и Kinfolk со скидкой. Новые тоже есть. Без скидки. А ещё есть Cereal, Dazed, the gentlewoman и всё остальное, что принято рассматривать, а не читать.

Кругом урбанистика, много урбанистики. Рем Колхас на английском, Алвар Аалто с иллюстрациями, тяжеленный Адольф Лоос, осуждающий орнамент, пражская архитектура с 1900 по 2000 в четырёх томах. Но попадаются и книжки про чешские фэнзины (про самиздат), и сами эти фэнзины, и малотиражные авторские книги (с иллюстрациями и без, на крафт-бумаге или просто на переработанной), потому что печать здесь доступна, своё хочется опубликовать многим, и что самое важное: у большинства даже получается что-то хорошее. Или хотя бы оригинальное, но это не обязательно.
Книг про города и пространство в PageFive так много, что магазинов теперь два. Новый находится в CAMP’е, Центре Архитектуры и Градостроительства, расположившемся недалеко от Карловой площади (на территории Эммаусского монастыря, того самого, который венчают длинные уши, за счёт чего всё напоминает плохо спрятавшуюся летучую мышь, но все предпочитают думать, что это паруса). Там заодно устраиваются презентации книжек PageFive (ведь, напомню, своё хочется опубликовать многим) с применением диджея. Одна половина полок занята тем, что продаётся и на «Влтавской», другая — тем же самым, но вместо ценников на книгах проставлены библиотечные штампы: всё это можно взять и совершенно бесплатно почитать прямо на месте. Преимущество CAMP’овского филиала: ближе к центру, есть кофейня, за стеной обязательно какая-нибудь выставка про Прагу, книжку можно полистать не стоя, а сидя. Последнее облегчает общение с большими и почему-то всегда дорогими изданиями (которые можно, если поднапрячься, в несколько подходов изучить бесплатно, на что и намекает инвентарный номер).
Что в PageFive хорошо: иногда он работает до 22.00. Не всякий местный книжный магазин умеет так же. Но это только ради мероприятий. Например, во имя праздника продажи постеров, изготовленных местными иллюстраторами в количестве не более 30 штук (уверение, что против бумаги применялась трафаретная печать, и подпись автора прилагаются). Ещё один плюс: соцсети ведутся на английском. То есть с книжками на картинках и так всё понятно (новинка пришла, дополнительный тираж пообещали и тому подобное), но с анонсами мероприятий в первое время очень выручает.
Veverkova, 5
pagefive.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *