Европейское Suqqu. Часть первая

London is the capital of England

Пока интерес к японским кистям то утихает, то разгорается вновь, стоит на ограниченной в общем-то территории Кумано кому-нибудь обнаружить очередного производителя с вековой историей или изготовить там что-нибудь имени себя (впрочем, былых страстей уже не наблюдается, скорее, всё происходит по инерции), я спокойно и методично собираю Suqqu. Кто в очередной раз не успел купить рождественский набор, эксклюзивный до невозможности, тот поневоле спокоен и методичен. После переезда в маленькое, но от этого ничуть не менее европейское государство, делать это стало легче: лондонский Harrods оказался ближе и доступнее. Посылки из Японии были, конечно, как-то волшебнее (и из Японии), но и город мечты медвежонка Паддингтона ничуть не хуже. Просто результат получается чуть меньше про традиции ручного производства и Дальний Восток и чуть больше про глобализацию (то есть без души, я и говорю).

С самого начала я хотела именно Suqqu, но неосмотрительно потратила кучу времени и денег на всё остальное. Оно, конечно, было полезно для общего развития, ведь теперь я знаю и об образовательной реформе эпохи Мэйдзи, и о лёгкой промышленности Японии, функционирующей на привозном сырье. Но куда важнее знание, что лучше сразу брать то, что хочется, пусть получится это сделать и не сразу. С другой стороны, начни я сразу с Suqqu несколько назад, не факт, что я бы их поняла, потому что до этого надо было про всё узнать и всё попробовать. Тут как с Мильтоном: понимание даётся только в награду за подлинную учёность.

Кисти Suqqu принято сравнивать с Chikuhodo Z-series всего лишь на том основании, что они похожи. Хотя в мире есть Kihitsu, Koyudo и Takeda. И Fine Kalla от Kyureido, которые и сравнивать не надо, потому что главная их заслуга — невероятное сходство с таким повторимым оригиналом, доступное всякому любителю сэкономить. А если развернуться на сто восемьдесят градусов и взглянуть на Запад, можно упереться не только в точно такой же Surratt, но и в кисти Chanel, которые снова делают не в Китае. И при этом всё такое же кругленькое, пряменькое, коротенькое и чёрненькое (убрать «кругленькое» — получится про платье), как у уже ставших привычными японских производителей. И это не просто сходство; марка заново освоила японский ОЕМ (и французский тоже), а именно — Koyudo. В прошлый раз, ещё в семидесятых годах прошлого века, это был Kashoen. То есть они там не только о кроссовках с платьями догадались, но и о чём-то ещё; мода, так сказать, хотя лучше не говорить, идёт с улиц на подиумы. Всего-то и надо было: добавить ещё больше глянца и чёрные обжимные кольца (Dior в то же время принялся творчески перерабатывать наследие M.A.C., попутно меняя весь ворс на искусственный, что придало продукции сходство с китайской подделкой). Впрочем, отношения марки с Востоком глубже и тоньше. Тут и источники вдохновения, и идеи для коллекций, и растущий год от года рынок сбыта… Который так хорошо растёт за счёт миллениалов, что Chanel даже уравняла свои азиатские цены с европейскими, чтобы никто не чувствовал себя обделённым и совершал покупки прямо на месте; и теперь тратит на китайские WeChat и Weibo значительную часть своего бюджета на цифровой маркетинг.
Хотя в вопросе глянца и черноты их опередил Armani, а крутизны — Tom Ford; а перекрасить свои кисти целиком в нужный цвет ещё раньше успела Bobbi Brown, хотя до японских производственных мощностей так и не добралась.
Так что даже то обстоятельство, что Лагерфельд одновременно с выходом таких японских кистей отпустил бороду, что сделало его слишком похожим на Хаяо Миядзаки (теперь о Лагерфельде — только хорошее, а какое сравнение может быть лучше?), — было не чем-то новым, но данью традиции и очередным шагом, направленным на укрепление международных отношений. Даже если считать, что оно само собой так получилось, а борода — личное дело каждого.

По большому счёту, ничего выдающегося в этих кистях нет. На это намекает даже то обстоятельство, что появление надписи «Chanel» на ручках не привело к существенному подорожанию изделий в целом (или как раз привело). А все знают, как на этот параметр влияет одно только название известного бренда. Если к логотипу добавляются особо качественное сырьё и годы разработок, смотреть на цены становится ещё больнее. Но в этом случае цены как-то не шокируют. Потому что всё для людей: кисти должны быть как бы недоступными, но всё-таки доступными; потому что мы продолжаем оставаться в границах «масс-люкса».
Рынок, конечно, может предложить и что-то поинтереснее, а местами — так даже и пофункциональнее, потому что профессиональные марки тоже умеют сотрудничать с Японией (M.A.C., например), но эффект новизны, легенда и обещание всегда были лучше практической пользы. Так что Chanel-Koyudo будут покупать (как и Sephor’у Pro и Hakuhodo, у которых общими стараниями получилось не-Hakuhodo). У них удачная форма, на них написано правильное слово (и как раз этого многим будет достаточно), они обещают японское качество. И однажды их снимут с производства, потому что всё проходит, и эта мода тоже пройдёт. А поскольку Chanel нечасто идёт на сотрудничество с японским производителем, кисти представляют ещё и некоторую коллекционную ценность (а именно: если мода вернётся, правнуки оценят).
Да и те же Suqqu, надо заметить, тоже успели отдать должное популярности Chanel среди своей целевой аудитории, решив развить и обыграть тему твида в новогодней коллекции 2015 года. Но Chanel-то — это сейчас и круглый год. Но без беличьего ворса. Хотя форм-фактор удался.

Собственно, именно форм-фактор Suqqu и Chikuhodo лично на меня когда-то и произвёл впечатление. Беличий ворс — это тоже хорошо (не вредит аллергикам, мягок и всё такое), но дизайн важнее.
Так что и я пошла на этот пропеллер, и у меня появились первые две кисти Chikuhodo, вторые две кисти Chikuhodo, третьи и четвёртые, а потом ещё и не Chikuhodo (даже если очень захотеть, одним производителем ограничиться сложно; потому что не каждая марка выпускает всё для всего, и не каждый пользователь стандартен, а любопытство — вообще страшная вещь). А ещё я стала дополнять и замещать Z-series кистями Suqqu, пока полностью на них не перешла.

Впрочем, «перешла» — громко сказано. Потому что декоративная косметика по-прежнему интересует меня только с той стороны, которая касается техник нанесения: ведь именно для этого и делаются кисти. Разные, что важно. И ещё с той стороны, которая о текстурах, коллекциях и смене цветовой гаммы: нет вещи более повседневной (всё это входит в понятие «routine», а таким словом что попало не назовут), так что любые изменения в сфере, которую много где принято считать более чем второстепенной, что-то могут сказать о современном обществе и его склонностях потреблять. Но использование по прямому назначению — только в особо сложные периоды моей жизни, когда хочется почувствовать себя девочкой, а не вот этим вот всем. Та же история и с платьями. Которые бывают мне нужны ровно до тех пор, пока не наступят времена поблагополучнее и полегче. Вот тогда мне хорошо вообще без всего.
И тут можно было бы перейти к гендерным стереотипам и к не менее гендерным ролям, но мы этого не сделаем. Только отметим, что британское Suqqu выше подобных предрассудков. Выше, чем японское.

За долгие годы я успела многое для себя открыть, ещё больше — закрыть, и вообще развиться. Так что Chikuhodo могут сколько угодно меня соблазнять новой кистью Z-11, но я уже люблю другое и не поддамся. Во всяком случае, не сейчас. Хотя я люблю коллекционировать. Стоит мне только укомплектовать что-то одно (коллекция без границ и принципа формирования — не коллекция), я начинаю копить что-то другое (зато границ и принципов может быть много). Это мой способ упорядочивать мир. Если формулировать иначе: бежать от реальности в мир предметов, являющихся нарциссическим эквивалентом «Я» и компенсирующих неудачи в общении в частности и жизни в целом; точно так же нельзя исключать, что таким образом реализуется потребность в обладании собственностью, собственной собственностью, а не чьей-то там, что важно для всякого индивида, находящегося в процессе преодоления кризиса подросткового периода (работаем на опережение: делаем выводы о своём психическом здоровье до прихода психиатра)
Но суть не в этом. Суть в том, что однажды я соберу всё.

Японский интернет-магазин Suqqu не осуществляет доставку по всему миру, всех желающих он перенаправляет в Selfridges. Как мне раньше удавалось получать кисти из Японии, одному только JapanShop’у известно, но и посылать в неизвестных направлениях меня больше не надо, потому что в моей жизни появился Harrods. У которого есть экспресс-доставка DHL, одинаковые открыточки к каждому заказу и одно очень важное преимущество: Suqqu там стоит дешевле, чем в любой Японии.

Рано или поздно разницу между UK и Japan обнаруживает всякое заинтересованное лицо (а UK для Европы ещё и удобнее; во всяком случае — пока; но Brexit, кажется, придуман для того, чтобы весь британский бизнес перебрался в Европу, так что расстраиваться рано). Потому что и сама марка не устаёт напоминать о своём британском подразделении, и Лиза Элдридж постоянно даёт ссылки именно на Harrods. И стоит по ним перейти, сразу закрадывается какое-то подозрение, а следом мгновенно просыпается способность к устному счёту.

Если когда-то я ещё сомневалась, а не претендую ли я на то, на что представитель моего класса претендовать не может (хотя все остальные представители только тем и занимаются, так что это уже стало нормой), теперь всё хорошо. Заодно отпал вопрос, а достаточно ли я хороша для такого рода изделий (изящество, там, манеры). А потом удалось разобраться и с сомнениями, не окажется ли желанный предмет не столько удачным приобретением, сколько признаком вульгарности (что возвращает нас к классовым предрассудкам; и вообще к предрассудкам). Ведь в том же самом Harrods’е, где нуждающимся обеспечивают доступ к Suqqu, продают подставки под бокалы. А ведь известно, что всякая такая подставка, хоть и оберегает стол от влаги, — вещь сомнительная. Ей пользуются только низшие и средние слои среднего класса, реже — пролетариат, а высшие слои и аристократия брезгуют (в английском обществе с этим строго). И кисти могли оказаться чем-то таким же, сродни всяким не тем признакам. Но потом я вспомнила, что и так ничего не скрывала, не шифровалась, а мою классовую принадлежность можно легко определить с довольно значительного расстояния (с определением возраста сложнее, но я и про него всё расскажу, если меня спросить).
Потому что уверенность в себе — бесценно, хорошая память — тоже что-то там, а для всего остального (для операций с европейскими валютами, например) есть MasterCard.

Преимущество Европы — цены и расстояния (что с лихвой компенсируется отсутствием нужных вам товаров не только в вашем городе, но и целиком в стране). Например, кисти с доставкой стоят в полтора раза дешевле, чем всё то же самое, но из Японии. Это если учитывать посреднические услуги, к которым я прежде прибегала (я калькулятором считала; и даже налоги учитывала). Если не учитывать, всё равно получается выгоднее (а в наборах — так почти даром). Так что я решила ни в чём себе не отказывать и заплатить целых 7700 крон в Harrods, а не какие-то жалкие 10300 в CDJapan или на каком-нибудь ещё околояпонском сайте (важное примечание: цены указываются на начало апреля 2018 года; не исключаю, что теперь цифры окажутся другими, останется только соотношение).

Судя по состоянию упаковок, мы с кистями долго ждали встречи друг с другом. Хотя, конечно, никто никогда не узнает, в какой день недели, в котором часу моя личная Suqqu Face попала в Harrods. Когда она была произведена — тем более. Точно до того, как оказаться в продаже. А гадать по коду на упаковке лучше всё-таки в парфюмерном отделе, а не в косметическом (там от этого, говорят, даже что-то зависит). Но если что-то и можно с хоть какой-нибудь уверенностью утверждать после беглого осмотра видавшего виды пластика, защищающего кисти от ушибов и царапин, так это то, что в конкретном лондонском корнере такие вещи покупают редко.

Почему Suqqu есть ещё и в Великобритании и не есть где-то ещё, кроме Японии? Потому что так решила компания Equipe, которой принадлежит марка; и у которой, нельзя исключать, есть своя стратегия развития. Почему именно в Великобритании? Вот тут как раз нет ничего удивительного. У обеих стран слишком много общего. Обе расположены на островах; обе — бывшие империи, сохранившие при этом монархию (и оба монарха популярнее всех прочих); в обе все хотят попасть, но не все могут (их объединяет дороговизна жизни в целом и сложность получения визы в частности); этикет обеих стран легендарен и малопонятен, а традиции превращены в бренд; там и там любят чай (набивший оскомину Five o’clock, хоть и стереотип, но до некоторой степени — чайная церемония); по дорогам обеих ездят праворульные автомобили; на флагах той и другой присутствует белый и красный цвет; о каждом из этих государств Всеволод Овчинников написал по целой книжке.

Два перенаселённых государства, граждане которых до сих пор предпочитают печатную прессу изданиям на других носителях, сравнивают часто. Но только Япония, если верить Леви-Строссу, по-настоящему воплотила мечту современного Запада: пусть у неё нет бывших колоний и Харрис-твида, зато у неё остались леса и горы, где до сих пор живут ками, и сохранились традиции, органично вписавшиеся в современную повседневную жизнь, хотя до страны и добрались индустриализация с капитализмом. И ещё как добрались! Сколько всего живёт в лесах Великобритании, не уточняется, но оно в них точно живёт; да и с традициями и капитализмом там тоже очень хорошо.
А Пенелопа Браун и Стивен Левинсон вообще открыто рассуждают о сходстве японской и английской культур, хотя это положение, выдвинутое в рамках их теории лингвистической вежливости (работы, имеющей значение не только для американской социолингвистики, но и для науки в целом), как нам широко известно, вызвало больше всего критики в их адрес.

Но основная причина появления Suqqu в Великобритании, конечно, только одна — компания Equipe.
Этой же компании заодно принадлежит и RMK. Марка, основанная чуть-чуть пораньше, ориентированная на тех, кто слегка помоложе, и тоже представленная в Великобритании. Suqqu появилась в 2003, как бренд для взрослых тёть.
Японские понятия обычно имеют несколько значений, поэтому «suqqu» переводится на привычный европейскому покупателю язык то как «a woman rising to her full height» («женщина, поднимающаяся в полный рост»), то как «posture with attitude» («поза с отношением» — переведено Google). А когда тёти начинают так себя ощущать и вести? Только с возрастом.

И только став взрослой тётей, к слову, я смогла себе позволить Suqqu (я вообще с этого момента начала себе слишком много позволять). Хотя и не до такой степени взрослой, как подразумевавшаяся аудитория, но будем считать, что я как бы рано повзрослела. Так вот, RMK в начале двухтысячных открывались в Европе. И именно в Лондоне. А в октябре 2006 года туда же пришла и марка Suqqu, что тоже было названо открытием европейского представительства.